«Подкованный» андеррайтер


Если есть понимание риска ситуации, то есть ты знаешь (математически) про «все» возможные исходы и вероятности, можно с уверенностью сказать, что сформировать подходящий вариант покрытия легко: все, что нужно сделать – это взять за основу наиболее вероятностный сценарий, правильно? К сожалению, не все так просто, но именно так рассуждают многие «не андеррайтеры». Только очень прошу не воспринимать это утверждение, как сарказм и насмешку. 🙂

Частично это связано с тем, что риск можно препарировать разными способами. Чтобы определить вероятностный сценарий, тебе нужно учитывать такие факторы, как частота, структура и правдоподобность. При этом, термин «структура» отображает некую внутреннюю сущность/особенности объекта.

Например, если кто-то тебе говорит, что существует 5% вероятности ядерного взрыва рядом с твоим домом, то вполне естественно спросить – откуда взялось именно это число? Может быть, эти 5% отображают лишь тот факт, что ранее никаких взрывов не было (частота). Но эти 5% могут легко измениться в зависимости от уровня целостности АЭС (структура) или от того, озвучивают ли другие квалифицированные эксперты точно такие же оценки (правдоподобность).

Важно узнать, как источник информации пришел к таким статистическим данным. Если ты просто слепо ему доверяешь, тобой можно легко манипулировать. Очень часто андеррайтерами пытаются манипулировать клиенты, продавцы и брокеры. Они рассказывают нам про маленький шанс наступления убытка или же про невозможность превысить 100% комбинированного коэффициента убыточности (Combined Ratio), но их слова ничем не подкреплены. Можно просто спросить, как и кем рассчитывались эти вероятности? Другой пример (не совсем по теме) – еще никто из них, за всю мою карьеру, не смог мне объяснить, как ими производился расчет страховой суммы по BI (перерыв в производстве, Business Interruption).

Перестраховщики тоже часто этим грешат (в особенности, при переговорах по условиям облигаторных договоров). Западному андеррайтеру бывает просто лень считать непропорцию и он применяет т.н. Exposure Curves – заранее подготовленные шаблоны кривых для котировок эксцедента убытка (Excess of Loss). В будущем я обязательно напишу о ценообразовании в перестраховании более подробно, но можете сами в поисковике «загуглить» Exposure Curves Lloyds/Salzmann/Swiss Re/Munich Re/MBBEFD. Если самому не проводить расчеты по своему риск-профилю перед переговорами – можно легко утратить козырь в споре про размер перестраховочной премии и прочие условия.†

Не менее важно для восприятия и то, как нам преподносится информация.

Вероятность может быть «относительной» или «абсолютной». Относительная вероятность измеряется в отношении каких-то ранее известных фактов, а абсолютная описывает голую вероятность наступления события. Выбор одной над другой может полностью изменить наше восприятие.

Например, после изучения побочных эффектов противозачаточных таблеток третьего поколения, в 1995 г. Комитет по безопасности лекарственных средств Великобритании (UK Committee on Safety of Medicines, сейчас – Commission on Human Medicines) предупредил население, что эти таблетки увеличивают риск тромбоза на 100%.

В ходе исследования у двух женщин из 7 000, принимавших таблетки третьего поколения, развился тромбоз, по сравнению только с одной женщиной из 7 000, принимавших таблетки второго поколения.

Так что да, по сравнению с таблетками второго поколения «относительная» вероятность возникновения тромбоза увеличилась на 100%. Однако, «абсолютная» вероятность выросла совершенно незначительно.

Неудивительно, что то, как эта информация была представлена, вызвало панику: поскольку женщины теперь боялись принимать таблетки, в последующем году количество абортов увеличилось на 13 000. Избежать подобной ошибки просто – андеррайтер всегда должен смотреть на голые цифры и необработанные данные, а не на кем-то высчитанные проценты. Эту особенность стоит держать в уме и когда подаешь информацию руководству.

Насколько большими являются эти 100%?

Иногда, как андеррайтеру, тебе приходится делать выбор, даже если ты не уверен в последствиях. Так как же принять лучшее решение? Это проще, чем кажется.

В ситуациях, когда ты сталкиваешься с большой неопределенностью, можно принимать быстрые и обоснованные решения, используя эвристику или эмпирические правила – простые правила/закономерности, установленные на основе практики, которые учитывает только один фрагмент информации и могут быть использованы человеком без сознательных усилий.

Их еще иногда называют «правила большого пальца», что является калькой с английского языка (rule of thumb). Считается, что эта фраза восходит к судебному решению сэра Фрэнсиса Буллера, британского судьи. В 1782 году он постановил, что муж имеет право бить жену, если палка, применяемая для вразумления, не толще его большого пальца.

Например, известный случай из мира авиации. Когда в 2009 г, из-за столкновения с птицами, оба двигателя рейса 1549 US Airways вышли из строя вскоре после взлета, у капитана Челси Салленбергера и второго пилота Джеффри Скайлса не было времени пролистать трехстраничный контрольный список неисправностей двух двигателей. На расстоянии всего 900 метров от земли (прямо над Нью-Йорком) и при быстром снижении им срочно нужно было принять решение.

Они решили использовать эмпирическое правило, известное всем пилотам: если вы не видите место приземления через лобовое стекло, вы не сможете его достичь. Зная, что они не могут добраться до аэропорта, они совершили успешную аварийную посадку на реке Гудзон и спасли всех пассажиров на борту. По этому случаю очень рекомендую посмотреть фильм Клинта Иствуда «Sully» с Т. Хэнксом.

Иногда, в ситуациях неопределенности, эмпирические правила могут оказаться даже более надежными, чем витиеватые решения, основанные на сложных расчетах. Если ты ошибочно полагаешь, что знаешь все возможные исходы, твое решение не будет учитывать варианты, выходящие за рамки твоих знаний.

Что если ты застрял между молотом и наковальней, и лучшего решения просто нет?

Чтобы выбрать лучший из множества вариантов, ты должен рассмотреть их все, но очень часто это сделать невозможно. Вместо этого надо выбрать тот вариант, который «достаточно хорош», но отдавать себе отчет, что он не обязательно будет лучшим. В поиске «достаточно хорошего», ты должен больше доверять своей «андеррайтерской чуйке». Это быстрое суждение, которое мы не можем объяснить, но оно настолько сильно, что мы все равно на него реагируем.

Решения, основанные на «андеррайтерской чуйке» (или интуиции, если хотите), очень хороши, когда у тебя недостаточно информации для принятия обоснованного решения. Интуитивные чувства являются формой бессознательного интеллекта, поэтому, хотя ты можешь и не осознавать, почему тебя клонит в какую-то из сторон, ты можешь обрести уверенность в простом факте – этот «уклон» является продуктом твоего личного опыта и, следовательно, правильный (скорее всего :)).

Но независимо от того, насколько разнообразны и непроницаемы наши стратегии принятия решений, андеррайтеры допускают ошибки. Тем не менее, нет причин для беспокойства: ошибки являются такой же важной частью процесса принятия решений, как логика и вероятность.

На самом деле, ошибки важны, потому что они всегда нас чему-то учат. Разве не были многие научные открытия сделаны по ошибке? Помните Христофора Колумба и его поиск нового маршрута в Индию? Вся его экспедиция была основана на совершенно ложных предположениях о диаметре Земли. Однако эти ошибки позволили открыть Новый Свет.

Более того, ошибки помогают самоулучшаться, привлекая внимание к слабым местам.

Матиас Ротмунд, профессор хирургии, по ошибке забыл зажим в теле пациента во время операции. Как только он узнал про это, он сообщил и пациенту, и его страховой компании. Мало того, что он исправил свою ошибку, он также изобрел меры, гарантировавшие, что подобное больше не повторится в его клинике (обязательный пересчет инструментов после операции).

Хотя иногда это бывает болезненно и дорого, ошибки могут принести большую пользу. И напротив – боязнь ошибок может привести к плохим результатам. Когда ты боишься ошибок, ты принимаешь решения, которые безопасны, но не обязательно верны.

Например, одно западное исследование показало, что 93% врачей практикуют т.н. defensive medicine (не нашел аналога, а «защитная медицина» звучит глупо). Это значит, что врачи заказывают анализы, лекарства и инвазивные процедуры, которые не являются клинически необходимыми. Учитывая ущерб, который та же КТ или даже простая рентгенография наносят нашему телу, возникает вопрос: с какого перепуга?

Конечно, часть врачей таким образом «зарабатывают» на страховых компаниях, но бОльшая часть, все-таки, боится, что им могут предъявить иск за халатность, если они допустят ошибку. Кстати, medical malpractice (или MedMal) спокойно себе страхуют, как профессиональную ответственность. Об этом страховом продукте я тоже напишу более детально в будущем. Чтобы избежать подобной ситуации, врачи (бывает, не из-за страха, но диктуемые условиями своих же договоров страхования ответственности), выполняют все возможные тесты, которые только могут придумать, даже если это, в конечном итоге, вредит пациенту.

Учись, терпя неудачу, или же ты никогда не сможешь научиться.

Не так давно, 25 июня 2019, группа андеррайтеров Lloyd’s создала тестовую площадку по страхованию новых специфических рисков, ранее никогда не страховавшихся. Во главе группы стоят старшие (senior) андеррайтеры из Tokio Marine Kiln, Beazley, MS Amlin, Talbot, Liberty Specialty Markets, Hiscox, Ascot, Chubb, Chaucer, Brit, Antares и Apollo. Страховщики именитые, лишний раз в представлении не нуждаются. Группа будет тестировать новые виды страхования по нестандартным рискам, включая, к примеру, нематериальные активы и риски, связанные с цепочками поставок или ошибками, вызванными искусственным интеллектом. Lloyd’s взял на себя обязательство создать «безопасное пространство» для страховщиков, чтобы андеррайтеры могли экспериментировать с новыми идеями в контролируемой среде, для «балансирования необходимости в надлежащем надзоре и недостаточно быстрым темпом инноваций». Это же чудесно, мечта любого андеррайтера – буффер для эксперементов! 🙂

Стать «подкованным» в андеррайтинге – это не то, чего могут достичь только самые лучшие и умные среди нас. Фактически, любой может понять риск, если информация представлена правильно и если задаются правильные вопросы. По этой причине я часто веду беседы непосредственно с продавцами, аргументирую свои решения и вижу отдачу от многих. Растет уровень первичного «андеррайтинга на местах» и отказывать в страховании риска, без какого-либо конфликта с продавцом, становится куда проще.

Понимание риска заключается не в том, чтобы иметь всю информацию, а в том, чтобы понять, что у вас ее нет в полном объеме. На самом деле, имея всю информацию, необходимую для принятия полностью обоснованного решения, вообще невозможно.

Но то, что ты не можешь быть экспертом во всех сферах жизни, не означает, что ты должен слепо доверять мнению экспертов (тех же перестраховщиков). Пока ты понимаешь, что ситуация просто неопределенная, а не рискованная, ты все равно можешь принимать правильные решения, используя правильные стратегии.

На написание этого поста меня вдохновило прочтение книги Risk Savvy: How to Make Good Decisions (Gerd Gigerenzer).

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s